Вьюхин Валерий Николаевич

Вьюхин Валерий Николаевич родился 4 августа 1941 года в деревне Большой Исток Череповецкого района Вологодской области. В 1958 году окончил школу, а в 1961 году - Егорьевское авиационное училище. Работал бортмехаником самолета ТУ-134 в Коми управлении гражданской авиации. В 1974 году окончил Литературный институт имени А.М.Горького. До 1998 года работал бортмехаником на различных типах самолетов. В 1998 – 2006 годах был ведущим редактором Коми научного центра, принимал участие в создании трехтомной энциклопедии «Республика Коми». Публиковался в журналах «Наш современник», «Знамя», «Север», «невский альманах», «Родная Ладога», «Крещатик» (Германия), «Арт», «Войвыв кодзув» и других.  Лауреат премии Коми комсомола за сборники стихов ''Тяготение'' и ''Кровная связь''(1978). Член Союза писателей СССР с 1979 года. В 1991 году ему присвоено почетное звание ''Заслуженный работник культуры Коми АССР''. Лауреат премии Правительства Республики Коми имени И.А. Куратова за книгу стихов «Родство» (2008). Награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени (2006).

Соч.: Тяготение. Сыктывкар, 1973; Кровная связь. Сыктывкар, 1978; Земное небо, М., 1982; Поколение. Сыктывкар, 1991; О тебе. Сыктывкар, 2003. Родство. Сыктывкар, 2008; Поступь. Сыктывкар, 2010

Лит.: И.Антонов. Связь времен - Молодежь Севера. 1973, 2 мая; Л.Максимова. ''Рождалась наша песня не спеша'' - Красное знамя. 1978, 6 сент.; Г.Морозов. Муа - енэжа костын - Войвыв кодзув. 1979, №9; А.Ванеев. Небо учит землю любить - Право быть впереди. 1982; он же. У поэзии два крыла: талант и труд - Красное знамя. 2001, 8 авг.; И.Белых. ''Коми му лоис мöд чужанiнöн'' - Йöлöга. 2001, №36; А.Канев. Улика красоты - Экспресс-неделя. 2003, №25; В.Демидов. Ты - во всем. . . - Красное знамя. 2003, 13 нояб.

Стихи Валерия Вьюхина

Информация о Валерии Вьюхине

О книгах Валерия Вьюхина

Валерий Вьюхин

КОПЬЯ

Продерите глаза земляки
Ото сна, ото лжи, от запоя.
Наши беды не  столь велики,
С нами было еще не такое.

Нам  случалось больнее упасть,
Пережить богохульнее ересь.
Мы терпели бездарнее власть,
Видит Бог, до чего дотерпелись.

Тяжело и опасно вставать,
Застят свет русофобские хлопья,
Но не зря древнерусская рать
Сквозь века протянула нам копья.

Обопремся на их рукоять
И поднимемся, как не бывало.
А стоять, мы умеем стоять,
Приподняв, чтоб виднее, забрало.

СВЕТЛЫЕ  ХРАМЫ

Оплакивать рано державу
И рано ее отпевать,
За тяжкие муки по праву
Сойдет на нее благодать.

Вернется к ней Божия милость,
Очнется великий народ.
А то, что с краев отломилось,
Не все, но еще прирастет.

Загладятся грубые шрамы,
Забудется горечь и страх,
Поднимутся светлые храмы
На самых красивых местах.

История вздыбит державу,
Готовы уздечка и кнут.
Надежду России и славу
Мамаши в колясках везут.

НЕКТО

Этот тип с желтизною залысин
Окружающим мало знаком.
Он упрям, молчалив, независим,
С непрактичным, но трезвым умом.

Век двадцатый с тяжелой одышкой
И его придавил, словно пресс.
Был он тихим и скромным мальчишкой,
В запрещенные игры не лез.

Он годами в душе, словно в тигле,
Плавил жизни сырой матерьял.
Что иные минутой постигли,
Он мучительно долго искал.

Он по воле дурацких условий
Унизительно медленно рос,
Но имея характер воловий
Мог тянуть перегруженный воз.

Налегал без надрыва и всхлипа,
Как объезженный веком Пегас.
Бог лепил из него прототипа
Вероятно кому-то из нас.

ПОСЛЕ  ПУШКИНА

После него так много изменилось,
Но так же беспощаден свет –
И клевета, и барская немилость,
Неотвратим наемный пистолет.

За два столетья бронзовая корка
На имени его не наросла.
В его стихах кипение восторга
И дивный свет, и чувственная мгла.

Литература пушкинскою глубью
Перед Всевышним, как у алтаря,
И если в нас осталось самолюбье,
То и его судьбе благодаря.

ЛЕТОПИСЦЫ

Послевоенная школа,
Класс до отказа набит.
Дивная сила глагола
Юные души знобит.

Тихо за школьною дверью,
Только часами подряд,
Как заведенные, перья
Над падежами скрипят.

Тонкая рвется бумага,
Класс не шутя увлечен.
Словно на стенах Рейхстага –
Крупные буквы в наклон.

А за окошком Россия –
Только что после войны.
Избы, как ямы, пустые,
Очи слезами полны.

Пишутся новые главы
В книге побед и потерь.
Дети великой державы
Вновь летописцы теперь.

КОРИДОРЫ

Мы – страна коридорного типа,
Государство стеклянных дверей,
Где ночами от каждого скрипа
Пробирает мороз до костей.

За стеной кто-то жутко хохочет
Или плачет, пойди разбери.
И витийствуют все и пророчат,
Словно с будущим держат пари.

Но у нас набиваться в пророки
Всех охочих, Господь упаси!
За такое немалые сроки
Есть обычай давать на Руси.

В наши годы в глухих коридорах
Не сподоблен в мессии никто,
Чуть чего увозили на «скорых»
Иль под стражей в казенных авто.

Не найти безопасного места,
Мы почти что его лишены.
Равнодушье, как форма протеста,
Пропитало все поры страны.

КОМИ  ЗЕМЛЯ

Она – окраина Европы,
Ей спину выпрямил Урал.
В войну минувшую окопы
Никто здесь в глине не копал.

Бежать в укрытия спросонок
Под вой снарядов не пришлось,
Но страшный ветер похоронок
Всю землю выстудил насквозь.

На юго-запад строй за строем
На фронт катил людской поток,
Как перед этим под конвоем,
Другой – на северо-восток.

Надолго местные царевны
Надели ватники до пят.
Их плачи горестно-напевны
Поныне душу бередят.

Тогда, казалось, в целом мире
Не сохранилось красоты.
И здесь, быть может, стали шире
Районы вечной мерзлоты.

Не разогреть ее, как плугом,
Не распахать уральских скал.
Всевышний ей Полярным кругом
Сосуды все перевязал.

На очертаниях Европы
Она, как прыгнувшая рысь.
В ее снегах оленьи тропы
Так странно с рельсами сошлись.

Досталось ей хулы и славы…
Все испытав в короткий срок,
Она – как рано у державы
Посеребрившийся  висок.

ПО  СОВЕСТИ

Добросердечная провинция,
Ты стала сумрачней и злей,
За то, что намертво привинчена
Среди картофельных полей.

За то, что сразу за окраиной
Непроходимые места,
За то, в жизни неприкаянной
Ты не добилась ни черта.

За то, что платье, как у нищенки,
За боль заброшенной земли.
Пустоголовые фердыщенки
Тебя до края довели.

Тобой безропотно оплачены
Цивилизации счета.
Ты насмотрелась всякой всячины,
По горло виденным сыта.

Жила по совести, без хитрости,
В беде сумела не пропасть,
Но кошелек и душу вытрясти
Тебе успела эта власть.

Не отрекайтесь от провинции
И от отеческих могил.
Ведь мастерами и провидцами
Ее всевышний наградил.

ВЕХИ

Разве думал, что будет мне столько,
Что от лет потемнею, как пласт,
Что дружок мой единственный Колька
Раньше многих швартовы отдаст.

Разве думал, что жизнь пролетаю
И почти что врасту в самолет,
Что пройду не однажды по краю,
А, вернее, Господь проведет.

Разве думал, что дети и внуки
Станут, как запасной парашют,
Что поэзии вещие звуки
Навсегда в мою душу войдут.

Разве думал, что будет мне столько,
Что на жизнь по-иному взгляну,
Что накатит катком перестройка
И раздавит такую страну.

ВОЗВРАЩАЮСЬ  К ТЕБЕ

Сыктывкар, я к тебе возвращался,
Даже если терялись следы,
По излому небесного галса,
На мерцанье Полярной звезды.

Возвращался к закату и утром,
Провидение к дому вело.
Вычегодская даль перламутром
Обливала косое крыло.

Ты всегда возникал панорамой,
Возвышался, белея, роясь,
Самый близкий, покладистый самый,
Перекинувший в прошлое связь.

Сыктывкар, я к тебе возвращался,
Как к назначенной свыше судьбе,
И когда уже не было шанса,
Все равно возвращался к тебе.

О  ТЕБЕ

Ты везде:  в стихотворенье,
В звуке, в музыке, в судьбе.
У 6ерез твои колени,
Птичий щебет о тебе.

Ты во всем: в лучистом взгляде
Поздней северной зари,
В снеговой ольховой пряди,
Где заколкой снегири.

Ты во всем: в небесном громе,
В перезвоне светлых вод,
О тебе былое в доме
Половицами поет.

У тебя покой, как в храме,
В стороне от всяких смут.
На заре  к тебе снегами
В гости ангелы бредут.

МОЯ СТРАНА 

Куда летишь небесная карета,
Куда несешься вздыбленная Русь,
Но все еще не слышится ответа,
Предполагать я тоже не берусь.

Хотя имею некие догадки
О назначенье, смысле и судьбе,
Сопоставляя прежние задатки,
От размышлений тех не по себе.

Моя страна, ты многих напугала,
Когда крушила церковь и мечеть,
Ломам и тачкам Беломорканала
Еще в земле столетия ржаветь.

Моя страна, ты многим насолила,
У многих  в горле стала поперек,
Твоей души величие и сила
Тебе ж иными ставились в упрек.

Моя страна, ты стольким помогала
Небесной силой, словом и мечом,
Забыто все до самого начала,
Никто теперь не помнит ни о чем.

Пока они над нами зубоскаля,
Остатки дружб бросают в жернова,
Моя страна из стали и дюрали
Клепает то, чем заново жива.

РОДНОЙ ЯЗЫК

Кому- язык общения,
Кому- родная мать,
Источник вдохновения
И способ сострадать.

В его  больших владениях
Всё праведно идет,
Взросло немало гениев,
Оформился народ.

Родной язык, как горница,
Где чисто и светло,
Его дарами кормится
Немалое число.

Его приют, как ризница,
И нашей жизни часть,
К его душе приблизиться,
Как к таинствам припасть.

И печься о величии
Родного языка,
Его окатоличили
Последние века.

Его с краев оплавили
Жаргоны новых дней.
Защита - в православии,
В спасении корней.

НА ВЫДОХ

Хорошо бродить по травам,
Просыпаясь на заре,
Тихим  словом, добрым нравом
Отличаться в детворе.

Время, как всегда, сурово,
Путь, как водится, тернист,
За критическое слово
Не дадут похвальный лист.

Все мрачнее посиделки,
И язвительней язык,
Всё быстрее крутит стрелки
Торопливый часовщик.

Распахнуть бы душу настежь,
Жить по сердцу, по уму,
Только б знать, что свет не застишь,
Никогда и  никому.

Только б вырвалось на выдох
Ощущенья торжество,
Что во всех возможных видах
Не обидел никого.